В начало » ИСТОРИЯ » Н. С. Кирмель. Белогвардейская разведка в оборонительных и наступательных операциях на Юге России. 1918 – 1920 годы


Н. С. Кирмель. Белогвардейская разведка в оборонительных и наступательных операциях на Юге России. 1918 – 1920 годы

Созданная на Дону Добровольческая армия, с первых дней своего существования оказалась во враждебном окружении.

90-летию образования Добровольческой армии посвящается

Созданная на Дону Добровольческая армия, с первых дней своего существования оказалась во враждебном окружении. Уже в начале января 1918 г. советские войска под общим командованием В.А. Антонова-Овсеенко развернули наступление на Ростов. Под напором превосходящих сил Красной Армии белые были вынуждены оставить город. Командующий Добровольческой армией генерал Л.Г. Корнилов принял решение покинуть Дон. Выступая 9 февраля 1918 г. в свой 1-й Кубанский («Ледяной») поход на Екатеринодар, генералитет не имел конкретного представления о военной и политической ситуации в регионе,местонахождении частей красных. Только вступив в пределы Кубани,Л.Г. Корнилов узнал об истинном положении дел. Попытка взять Ростов (при соотношении сил 1 к 10 в пользу красных) оказалась неудачной.
После смерти командующего, добровольцы вернулись на Дон.

В тот период времени агентурная разведка штаба Добровольческой армии действовала с низкой эффективностью. Для ее организации не хватало денежных средств, профессионально подготовленных кадров и надежных агентов.

«Лишь летом 1918 года в период 2-го Кубанского похода можно было говорить о сложившейся системе получения информации оперативного и стратегического характера», - пишет историк В.Ж. Цветков1. С данным тезисом сложно согласиться, но еще сложнее опровергнуть. Дело в том,что в фонде Российского государственного военного архива «Штаб Добровольческой армии» документы сохранились в ограниченном количестве и поэтому установить по ним ход боевых действий, в том числе их разведывательное обеспечение, не представляется возможным. В своих мемуарах участники Белого движения этот вопрос деликатно обошли стороной.

Система получения информации разведорганами Добровольческой армии с театра военных действий, судя по архивным источникам, начала складываться осенью 1918 г. 1 (13) октября 1918 г. исполнявший должность генерал-квартирмейстера штаба главнокомандующего полковник Д.Н. Сальников определил задачи разведки в передовой полосе и на боевых участках, которые заключались в изучении расположения войск противника, устройства тыла, общих вопросов (планов красного командования; скопления красных частей; района, времени и целей операций; настроения среди войск и населения и т. д.), организации артиллерии и кавалерии2.

Осенью 1918 г. развернулись ожесточенные бои между Донской армией и войсками Южного фронта на царицынском направлении. Стратегическое значение Царицына определялось тем, что он являлся важным узлом коммуникаций, которые связывали центральные районы Советской России с Нижним Поволжьем, Северным Кавказом и Средней Азией по которым шло снабжение страны продовольствием, топливом и т. д. С июля 1918 по февраль 1919 гг. атаман Всевеликого войска Донского П.Н. Краснов трижды пытался овладеть Царицыном.

Фронта как такового – со сплошной линией глубоких траншей, врытых в землю блиндажей, огневых точек и неприступных инженерных сооружений с колючей проволокой - не было. Войска противоборствующих сторон размещались, как правило, в населенных пунктах, ближе к железнодорожной магистрали Ремонтная - Царицын и грунтовым дорогам. Части постоянно передвигались, бои шли преимущественно за хутора и поселки, а также коммуникации. Командование, как белых, так и красных часто толком не знало, где в данный момент располагается противник, какими силами он располагает.Разведка осуществлялась конными разъездами, которые охотились за «языками», от которых и получала необходимые данные. В той ситуации о налаженной работе агентурной разведки не могло быть и речи. Однако командованию Южного фронта не удалось скрытно провести наступательную операцию, намеченную на 3 ноября 1918 г. Уже при разработке плана произошла утечка информации. Так, помощник командующего фронтом генерал Л.Л. Носович, имея точные сведения о войсках объединения, их задачах и сроках выполнения, а также коды и шифры, перебежал к противнику. Белые, зная о сроках наступления и направлениях ударов советских войск, 2 ноября нанесли ряд последовательных контрударов на смежных флангах 8-й, 9-й и 10-й армий, и фронт оказался прорванным3.

В штабе Южного фронта действовала подпольная группа, возглавляемая исполняющим обязанности начальника оперативно-разведывательного отдела полковником А.Н. Ковалевским, которая передавала противнику секретные сведения военного характера. В ее состав входил вышеупомянутый генерал Л.Л. Носович и другие военспецы. После образования ЧК Южного фронта разведчики были разоблачены военными чекистами и приговорены трибуналом к высшей мере наказания4.

В Царицыне действовала также тайная офицерская организация во главе с полковником Адамсом, насчитывавшая 180 человек. Она поддерживала связь с особым отделением отдела Генштаба Военного управления, которому передавала собранные разведывательные данные. К моменту занятия города войсками Кавказской армии в живых оставалось лишь 22 человека, 158 было арестовано и расстреляно большевиками. Но за свою работу на белогвардейцев полковник Адамс «кроме пренебрежительного отношения ничего не получил»5.

В период борьбы за Царицын местная ЧК разоблачила несколько офицерских и эсеровских подпольных организаций, готовивших вооруженные восстания против советской власти, однако их связь с разведывательными органами Вооруженных сил на Юге России (ВСЮР) или Кавказской Добровольческой армией документально не подтверждается6.

В 1919 г. велись упорные бои на царицынском направлении. Все основные операции разворачивались на участке железной дороги Тихорецкая – Царицын, который был полуразрушен, мосты взорваны. Лишь к началу июня Кавказская армия смогла выйти к «красному Вердену». Генерал-лейтенант П.Н. Врангель стремился окружить и разгромить здесь советские войска, а затем выйти на соединение с армиями адмирала А.В. Колчака. Но сходу город белым взять не удалось.

В период подготовки к новому штурму разведка штаба Кавказской Добровольческой армии добыла интересующие командование сведения о силах и средствах советских войск. «К 10 июня (по старому стилю – Н.К.) по данным разведки противник имел под Царицыном 16.000 штыков, 5.000 сабель, 119 орудий, 6 бронепоездов, - пишет П.Н. Врангель. - На Волге стояла речная флотилия из 4-х дивизионов, катеров и понтонов и 9-ти канонерок и миноносцев. 14-го июня к Царицыну подошел переброшенный из Уфы через Саратов один из полков 2-й красной дивизии. В ближайшие дни ожидался подход остальных полков»7. «Придавая к удержанию Царицына значение фактора, могущего доказать жизненность Советской России, противник прилагает крайние усилия для его удержания, - сообщается в разведывательной сводке от 11 (24) июня 1919 г. - Им несомненно эвакуируются из Астрахани бывшие там войска (8 тыс.), и боевая флотилия перебрасывается по Волге в Царицын. Части,действовавшие в районе Царицына, получили большое пополнение (5-7 тыс.), усилены техническими средствами»8.

В других разведывательных донесениях сообщается об усилении 10-й армии за счет пополнения, прибывшего из тыловых районов и войск астраханской группы, об обнаруженных в районе Волги частях 2-й стрелковой дивизии. По данным разведки, численность10-й армии составляла 20-25 тыс. штыков и сабель9. Советские источники называют приблизительно такую же цифру – 16,5 тыс. штыков и 6,5 тыс. сабель10.

После восстановления железнодорожного сообщения П.Н. Врангель смог усилить свою группировку бронепоездами, тяжелой артиллерией, танками, авиацией, 7-й пехотной дивизией, переброшенной из Добровольческой армии11. В результате двухдневного штурма, 30 июня 1919 г. белым удалось взять Царицын. Однако эта победа не принесла ВСЮР полного стратегического выигрыша, поскольку к тому времени колчаковские войска уже были отброшены далеко от Волги.

В 1919 г. Гражданская война характеризовалась широким размахом и ожесточенностью борьбы между Вооруженными силами на Юге России и Красной Армией. Боевые действия велись противоборствующими сторонами на царицынском направлении, а также с переменным успехом – на Украине, в Крыму и на Дону.

В конце 1918 г. советское правительство предприняло меры для укрепления обороны Республики. Исходя из сложившейся обстановки на фронтах и в соответствии с ресурсами страны, Совет обороны в декабре утвердил план формирования Красной Армии численностью до 1,5 млн. человек12. Уже в январе 1919 г. о нем знал штаб ВСЮР. «Армия будет доведена до 1,5 млн. человек, - сообщала неправительственная «Азбука», - из них 200 тыс. вспомогательных войск и 300 тыс. лошадей. Все войска на фронте будут переформированы в 86 бригад трехполкового состава». В этой же сводке был представлен план зимней кампании большевиков: широкое наступление с целью захвата Украины и Донецкого каменноугольного бассейна; операции против донских частей в районе Поворино-Урюпино13.

Был ли знаком главнокомандующий ВСЮР с содержанием донесения организации В.В. Шульгина – сказать трудно. В своих «Очерках» А.И. Деникин, пишет о том, что, ознакомившись с приказом Л.Д. Троцкого (видимо, доставленного разведкой) о сосредоточении внимания красных на Донецком бассейне, начал переброску с Северного Кавказа в Донбасс войск Добровольческой (с конца января – Кавказская Добровольческая) армии для соединения с частями Донской армии14.

Имея сведения о стратегических планах большевиков, главнокомандующий ВСЮР после занятия его войсками Северного Кавказа принял решение сосредоточить главные усилия на ростовско-новочеркасском направлении.

В тот период времени на Северном фронте ВСЮР сосредоточилось 42-45 тыс. штыков и сабель против 130-150 тыс. красных. По мнению А.И. Деникина, «…численное соотношение не играло существенной роли ввиду крайне разнообразной ценности войск. В этом отношении Кавказская Добровольческая армия, прикрывавшая Донецкий бассейн, и конные донские дивизии, действовавшие на луганском направлении, представляли тогда наиболее прочную и внушительную силу»15.

Мнение главнокомандующего, по всей видимости, основывалось на данных разведки, сообщавшей о слабых боевых и моральных качествах красноармейцев, отсутствии в основной их массе желания продолжать войну16. Верная оценка спецслужб в последствии подтвердилась советскими источниками. Генерал А.И. Деникин цитирует телеграмму, отправленную в Москву 8 апреля членом реввоенсовета Южного фронта Г.Я. Сокольниковым: «Замедление операций на Южном фронте объясняется разложением N-ской армии (вероятно, 13?), а также полной небоеспособностью частей Махно»17. Главное командование Красной Армии, располагавшее сведениями своей агентурной разведки о сосредоточении деникинских армий в районе Донбасса, 13 февраля направило директиву Южному фронту переместить главные силы на донбасское направление.

16 февраля в ходе начатого наступления 8-я и 9-я армии стали разворачиваться на новочеркасское и ростовское направления.

Разведка штаба главкома ВСЮР доложила командованию о том, что войскам Южного фонта поставлена задача уничтожить группу, прикрывавшую Донецкий бассейн, для чего, удерживая в центре линию Дона и Донца, нанести главный удар 8-й, 9-й и 10-й армиями на Новочеркасск-Ростов и одновременно овладеть Великокняжеской. Позже,в апреле, эти сведения подтвердила московская агентура «Азбуки»18.

В ходе ожесточенных боев войска Красной Армии, преодолев сопротивление белых армий, в апреле подошли к Ростову и, переправившись через р. Маныч в районе Великокняжеской, устремились на Батайск и Тихорецкую. Но в мае деникинские войска перешли в контрнаступление, в ходе которого заняли Донбасс, Донскую область и часть Украины.

14 (27) июня 1919 г. начальник разведывательного отделения штаба главкома ВСЮР докладывал, что наступление белых армий привело к еще большему разложению большевистских полков, контингент которых не хотел покидать родных мест. Другая причина разложения, как следует из доклада, – неравномерная выплата жалования.

Интриги в высшем командном составе привели к тому, говорится в документе, что командующего Украинским фронтом В.А. Антонова-Овсеенко сместили, подчинив все части командующему Южным фронтом, распределив их между 12-й и 14-й армиями.

После того, как войска Украинского фронта заняли Одессу (6 апреля) и к концу месяца овладели Крымом, часть его сил было решено направить на помощь Венгерской социалистической республике, однако из-за осложнения обстановки в Донбассе и восстания в тылу 6-й Украинской стрелковой дивизии (Григорьевский мятеж) задуманное осуществить не удалось. В связи с невыполнением распоряжений главнокомандующего Вооруженными Силами Республики о переброске войск на усиление Южного фронта и стремлении командования Украинского фронта к автономным действиям последний был в июне расформирован19.

В этой связи представляет интерес отчет о деятельности Харьковского разведывательного центра, написанный его начальником полковником А.Двигубским. Автор документа утверждает, что ему, занимавшему в апреле-июне 1919 г. должность помощника командующего Украинским фронтом, с целью отвлечения большевистских войск от Донбасса удалось убедить В.А. Антонова-Овсеенко начать наступление на Румынию для соединения с Венгрией, а затем, после провала этой операции и неудач в Донецком бассейне, при личном докладе Л.Д. Троцкому, обвинить во всем командующего фронтом, якобы желавшего «разыграть из себя Наполеона». Результатом беседы, говорится в отчете, было решение председателя Реввоенсовета Республики «убрать Антонова»20. Возможно, смещение командующего не обошлось без участия Двигубского, которое в данном случае можно классифицировать как разведывательно-подрывную деятельность в тылу противника.

Следует отметить, что проведение такого рода мероприятий фронтовой разведкой Белого Юга являлось редкостью. В основном ее деятельность сводилась к сбору военных сведений о противнике. Например,Харьковский центр через свою агентуру - офицеров, занимавших высокие посты в большевистских штабах, получал данные о Красной Армии в Юго-Западном крае21.

Несмотря на некоторые успехи, в целом разведка штаба главкома ВСЮР и нижестоящих штабов работала с невысокой эффективностью. Причинами тому являлись, во-первых, параллелизм в работе разведорганов различной подчиненности, наносивший вред деятельности спецслужб, а во-вторых, низкая квалификация агентуры, являвшаяся нередко причиной провала даже при благоприятном контрразведывательном режиме в ближайшем советском тылу22. Поэтому ее роль в победе деникинских армий над противником весной 1919 г. была весьма незначительной. Как сообщается в одной из телеграмм, датированной 19 июня (2 июля),«Фронт красных развалился из-за махновщины и григорьевщины»23. Как раз восстания в тылу Красной Армии – протест населения большевистской продразверстке и запрету свободной торговли – позволили ВСЮР занять Дон и подготовить плацдарм для наступления на Москву.

Итак, в июне 1919 г. Вооруженные силы на Юге России, заняв рубеж по фронту от Днепра до Волги, начали готовиться к дальнейшему наступлению. 20 июня (3 июля) 1919 г. генерал-лейтенант А.И. Деникин отдал «Московскую директиву», имевшую конечной целью «…захват сердца России – Москвы…»24.

Добровольческая армия должна была основными силами наступать в направлении Курск, Орел, Тула, а левым флангом выйти на Днепр и Десну. Донской армии предписывалось главными силами развивать наступление в направлениях Новый Оскол, Елен, Воронеж, Кашира, Рязань, а остальным частям – выйти на рубеж Балашов, Камышин25.

В.И. Ленин в своем письме «Все на борьбу с Деникиным!» от 9 июля 1919 г. создавшуюся обстановку характеризовал как одну из самых критических с начала Гражданской войны и требовал «отразить нашествие Деникина и победить его, не останавливая наступления Красной Армии на Урал и в Сибирь»26.

Главное командование Красной Армии стало в спешном порядке укреплять Южный фронт куда, по советским данным, в июле было направлено 59 тыс. человек пополнения, около 3,9 тыс. человек командного состава, 20 млн. патронов и 126 тыс. снарядов27

Белогвардейская разведка сообщала о переброске в этом месяце против ВСЮР 75 тыс. человек, что, по словам генерала А.И. Деникина, позволило красному командованию к середине месяца довести состав своих армий до 180 тыс. человек при 700 орудиях28.

Советский военный деятель и историк Н.Е. Какурин приводит иные данные: 160 тыс. штыков и сабель при 611 орудиях29. А в таком серьезном научном труде как «Гражданская война в СССР» со ссылкой на директивы командования фронтов Красной Армии говорится, что к 21 июля в составе Южного фронта насчитывалось 183,4 штыков и сабель и 876 орудий30. Из вышесказанного следует, что деникинская разведка в целом располагала верными сведениями о численности личного состава и вооружении противника.

Противостоящие Южному фронту Вооруженные силы на Юге России насчитывали свыше 155 тыс. штыков и сабель, 531 орудие, 1212 пулеметов, 28 бронепоездов, 25 танков и 57 самолетов. Непосредственно на линии фронта находилось свыше 104 тыс. штыков и сабель31.

В ответ на «Московскую директиву», главное командование Красной Армии совместно с командованием Южного фронта разработали план контрудара в двух важнейших направлениях: на нижний Дон и на Харьков32.

Однако приказ наркома по военным делам, председателя Реввоенсовета Республики Л.Д. Троцкого о готовящемся на 15 августа контрнаступлении стал известен командованию белогвардейской Донской армии.

10 августа оно направило в тыл советских войск 4-й Донской конный корпус под командованием генерала К.К. Мамонтова для захвата железнодорожного узла Козлов, где находился штаб Южного фронта. Начавшееся 14 августа контрнаступление красных успеха не имело. Белые сумели перехватить инициативу и, введя в сражение резервы, нанесли поражение главным силам Южного фронта33.

В ходе дальнейшего наступления на Москву части 1-го армейского корпуса Добровольческой армии 20 сентября заняли Курск и продолжили наращивать свои усилия на брянском, елецком и орловском направлениях. Донская армия, усиленная 3-м Кубанским конным корпусом генерала А.Г. Шкуро, наступала на Воронеж и 6 октября захватила город, а к 10 октября отбросила соединения и части 9-й армии красных за Дон. Это поставило в тяжелое положение 8-ю армию, которая отошла к северу.Между Южным и Юго-Восточным (образован 27 сентября 1919 г. в результате разделения Южного фронта. – Н.К.) фронтами образовался разрыв, куда устремилась крупная кавалерийская группировка противника.

В связи с угрозой Москве ЦК РКП (б) 21 сентября принял решение укрепить Южный фронт за счет войск, снятых с петроградского участка Западного фронта и из состава 6-й отдельной армии, действовавшей на Севере.

Деникинская разведка добыла приказ по Южному фронту №331 от 30 сентября, которым предписывалось в кратчайший срок сформировать в каждой армии (8-й, 9-й, 10-й, 13-й, 14-й) по одной резервной дивизии, а в пределах Московского военного округа - 4 стрелковых дивизии. «По всем городам Совдепии идет лихорадочное формирование конных эскадронов и отрядов, часть коих предназначается свести в кавалерийские полки и более высшие соединения, часть намечается для партизанских действий в тылу ВСЮР», - говорится в разведсводке34.

К середине октября положение деникинских армий значительно осложнилось. В Полтавской и Харьковской губерниях вспыхнули крестьянские восстания, в Екатеринославской и Таврической губерниях действовала повстанческая армия Н.И. Махно, насчитывавшая от 50 до 80 тыс. человек. Ее отряды вели боевые действия с тыловыми частями ВСЮР, срывали мобилизации и реквизиции, разрушали железнодорожные пути и дезорганизовывали снабжение белогвардейских армий35. Помимо этого, заключившие перемирие с петлюровцами и поляками большевики силами 12-й армии повели наступление на белогвардейцев с запада. Надежды на то, что группа генерала А.М. Драгомирова сможет пополниться людскими ресурсами в Киевской области и прикроет левый фланг Добровольческой армии, не оправдались.

Генерал А.И. Деникин был вынужден приостановить наступление на Москву и перебросить часть своих войск под Киев и на подавление махновского выступления, о котором пойдет речь ниже. Таким образом, белогвардейский фронт на севере оказался ослабленным.

Большевики продолжали наращивать усилия против Добровольческой армии – самого боеспособного объединения ВСЮР, решив, что победа над ней сможет изменить ход Гражданской войны. Для нанесения удара по 1-му армейскому корпусу генерал-лейтенанта А.П. Кутепова в районе Брянска и Орла сосредотачивалась 14-я армия, состоявшая из Латышской дивизии (10 тыс. штыков и 3 тыс. сабель), Эстонской дивизии – такого же состава, 7-я, 8-я и 9-я кавалерийские дивизии, отдельные бригады и полки,а также 13-я армия. Вторая группировка красных создавалась под Воронежем (8-я армия и 1-й конный корпус С.М. Буденного) для наступления между Добровольческой и Донской армиями. Третий удар должны были нанести 10-я армия и основные силы 11-й армии в целях овладения Царицыном36.

Деникинские спецслужбы были достаточно хорошо осведомлены о наращивании сил противника. Так, по их данным, с мая по ноябрь 1919 г.против ВСЮР (а не только Южного фронта) большевики перебросили 423 тыс. штыков и сабель и 1051 орудие: в мае – 20 тыс., в июне – 25 тыс., в июле – 75 тыс., в августе – 124 тыс., в сентябре – 129 тыс., в октябре – 70 тыс.37

В октябре разведка докладывала о прибытии с Западного фронта в район Брянска частей 52-й и 45-й стрелковых дивизий и 54-й дивизии - в район Орла. Генерал-квартирмейстер штаба главкома ВСЮР генерал-майор Ю.Н. Плющевский-Плющик, ссылаясь на донесения агентуры, проинформировал начальника британской военной миссии о том, что с 30 сентября по 6 октября (с 12 по 19 октября) 1919 г. из Витебска в Брянск пришло 80 эшелонов, переброшены 3 латышские дивизии38.

Несмотря на неполноту и некоторые неточности полученной оперативной информации, разведка смогла предупредить белогвардейское командование о концентрации сил красных и вероятном ударе их армий.

Генерал-лейтенант А.И. Деникин свидетельствовал, что группировка противника не являлась тайной для белых, но «…ввиду отсутствия у нас резервов парировать намеченные удары можно было лишь соответствующей перегруппировкой войск… Выполнение этих планов сторонами приводило к встречным боям, развернувшимся в генеральное сражение на пространстве между Десной, Доном и Азовским морем, сражение, которому суждено было решить участь всей кампании»39.

Что же касается резервов, как следует из вышесказанного, то они были отвлечены на так называемые «внутренние фронты» для подавления восстаний, поднятых Н.И. Махно и другими атаманами. Следует отметить, что Н.Е. Какурин, также как и А.И. Деникин, пришел к выводу,что основной причиной неудачи Добровольческой армии на главном операционном направлении явилось отсутствие свободных резервов40.

С этой точки зрения неблагоприятный исход похода ВСЮР на Москву был предрешен, и даже самые достоверные разведывательные данные о противнике не смогли бы повлиять на ход сражения, судьбоносного для Гражданской войны.

В ходе ожесточенных боев деникинская разведка по мере возможности продолжала обеспечивать командование сведениями тактического характера. Так, к началу ноября агентуре стало известно о телеграмме командующего Южным фронтом А.И. Егорова командующему 13-й армией А.И. Геккеру, предписывавшей последнему составить ударную группу для захвата Курска41.

28 октября (10 ноября) 1919 г. разведка докладывала, что красные силами 8-й, 13-й и 14-й армий намерены нанести удар по Добровольческой армии в районе Старый Оскол-Курск, чтобы наступать на Харьков и Донецкий бассейн42.

Благодаря полученным сведениям белогвардейское командование сосредоточило в районе Касторная, Нижнедевицк сильную группировку: до 10 тыс. сабель, около 4 тыс. штыков, 7 бронепоездов и 4 танка43. На подступах к Касторной в первой половине ноября разгорелись ожесточенные бои. К средине месяца сопротивление белых было сломлено, 15 ноября красные заняли Касторную, а к концу следующего дня разгромили белогвардейские части.

В ходе Воронежско-Касторненской и Орловско-Курской операций главные силы Добровольческой и Донской армий потерпели тяжелое поражение, после которых началось общее отступление ВСЮР.

Разведка предупредила командование ВСЮР о сосредоточении красных войск на вероятных направлениях новых ударов – на Царицын, Дон и Украину. Имевшая доступ к оперативным планам Южного фронта агентура сообщала, что группировка его частей главный удар нанесет по Донецкому бассейну. Эти данные дополнялись сведениями о наращивании сил противника – переброске против ВСЮР в первой половине декабря 1919 г., с Туркестанского и Польского фронтов, тыловых районов Южного фронта 42-44 тыс. штыков, от 2 до 8тыс. сабель, более 20 орудий44.

Полученные разведкой сведения подтвердились дальнейшими действиями соединений и частей Красной Армии.

В результате наступления Южный и Юго-Восточный (Кавказский) фронты с середины ноября 1919 – по апрель 1920 гг. разгромили Вооруженные силы на Юге России. Оставшиеся белогвардейские части эвакуировались в Крым.

К концу 1919 г. значительно осложняли положение ВСЮР повстанческие отряды, ведшие бои с частями белой армии и наносившие вред тыловым коммуникациям. По данным деникинской разведки, в октябре-ноябре 1919 г. на территории Киевской области действовало 28 вооруженных отрядов общей численностью 12-15 тыс. человек, которые разделялись на два направления: большевистское и «самостийническое».

Причины успеха их вооруженных выступлений повстанческих сил в тылу ВСЮР спецслужбы объясняли стремлением масс к легкой наживе, недоверием крестьян к аграрной политике властей, сильной петлюровской агитацией, обилием оружия в деревнях, недостатком оружия и обмундирования в белогвардейских тыловых частях, боровшихся с бандами45.

Из мировой практики известно, что обеспечение внешней и внутренней безопасности на своей территории находится в компетенции контрразведки и других сыскных структур, а за ее пределами – разведки.Гражданская война внесла свои коррективы. Занятые повстанцами огромные районы оказались не подконтрольными власти и поэтому затрудняли работу органов контрразведки. Для борьбы с «армиями» Н.И.Махно и других «батек» командование ВСЮР было вынуждено применять воинские части, действия которых в большей степени нуждались в разведывательном обеспечении.

Эта особенность проявлялась в белой Сибири, а в более поздний период отечественной истории - во время контртеррористических операций в Чечне в конце XX – начале XXI вв.

Наибольшую угрозу белым, как отмечалось выше, представляла повстанческая армия Н.И. Махно. Для борьбы с ней А.И. Деникину, невзирая на бои с большевиками, пришлось снимать войска с фронта и направлять их против «батьки».

6 (19) ноября 1919 г. начальник разведотдела штаба главкома ВСЮР докладывал, что Н.И. Махно под давлением белых с востока предполагал отход на правый берег Днепра, имея в виду дальнейшее движение в западном направлении, а затем решил прорываться на север, где ожидал помощи от охваченного восстаниями Полтавского района46.

В ходе боев группа генерала А.П. Ревишина и корпус Я.А. Слащева к концу ноября очистили нижнее течение Днепра от повстанцев, а в начале декабря разбили их отряды в районе Екатеринослава, после Н.И. Махно перешел к тактике партизанской войны.

Агентура деникинской разведки проникла в повстанческие отряды и предоставляла белогвардейским штабам сведения об их численности,вооружении и планах. Махновская контрразведка, созданная в сентябре-октябре 1919 г. для «очищения тыла от враждебных белогвардейских элементов», с помощью широкой сети информаторов выявила большое количество деникинских офицеров, которых собственными приказами и распоряжениями приговорила к смерти47.

Однако в результате данной акции махновской контрразведке полностью ликвидировать агентурные сети деникинских спецслужб не удалось, о чем свидетельствуют разведывательные сводки, датированные ноябрем 1919 г.

Помимо махновцев, спецслужбы вели разведку банд, действовавших на внутреннем фронте Киевской области. По данным на декабрь 1919 г. их общая численность составляла около 15 тыс. человек, вооруженных 15 легкими и 2 тяжелыми орудиями, гаубицей и около сотни пулеметов48.Разведка сведения о повстанцах получала из донесений штабов,гражданской администрации, агентуры, а также от частных лиц,приезжавших из провинции. Работа велась в тесном взаимодействии со штабом тыла и киевским отделением отдела пропаганды. Таким образом,получаемые разведотделением сведения передавались в органы, задачей которых являлась борьба с повстанческим движением как оружием, так и агитацией.

После ознакомления с методами борьбы отрядов «зеленых», у деникинской разведки возникла идея послать агентов в район Чернигова и Бахмача для широкой организации повстанческих ячеек в тылу Красной Армии49.

Большое значение разведывательно-диверсионной деятельности в тылу противника придавал генерал-лейтенант П.Н. Врангель. «Имея контрреволюционные организации по всей России и на Украине, которые работают в определенном направлении, Врангель подготавливает себе подходящую почву», - доносил в Центр начальник оперативной части Особого отдела Кавказского фронта Р. Хаскин 20 июля 1920 г50.

Для П.Н. Врангеля становилось очевидным, что маленькая территория Крымского полуострова не могла долго прокормить армию, а незначительные ресурсы не позволяли начать масштабные операции против Советской России. Решение этих проблем белогвардейское командование видело в захвате новых областей (Кубани и Дона), которые,по его расчетам, позволили бы пополнить вооруженные силы людскими и материальными ресурсами, а также обеспечить заграничный кредит. В то же время, расширение территории требовало увеличения численности армии. Получался замкнутый круг.

Тем временем обстановка на Юге России стала складываться не в пользу белых: поляки отступали, и красное командование получило возможность снимать части с польского фронта и направлять их против П.Н. Врангеля.Белогвардейская разведка докладывала о начале образования 2-й конной армии, прибытии на Юго-Западный фронт новых воинских соединений и частей: 68-й и 69-й бригад 23-й стрелковой дивизии, 5-го особого латышского полка, сосредоточении южнее Александровска конной группы численностью до 2500 сабель и высадке пехоты на станции Конкриновка. В сводках также сообщалось о получении красными значительного пополнения из внутренних районов Советской России51.

В сложившейся военно-стратегической и экономической ситуации единственным источником пополнения армии главнокомандующий П.Н. Врангель и его штаб видели в казачестве, которое после разгрома ВСЮР вместе с лошадьми, оружием и снаряжением разошлось по домам. «Сведения нашей разведки с Кубани и Дона были благоприятны, - пишет П.Н. Врангель. – В целом ряде станиц казаки восставали против советской власти. Население укрывало наших разведчиков и всячески помогало им». По данным спецслужб, в ближайшем советском тылу действовали «Армия возрождения России» генерала М.А. Фостикова, отряды полковников Менякова, Скакуна и другие повстанческие формирования52 На их поддержку во многом рассчитывал главком, планируя проведение десантных операций против красных.

Будучи хорошо осведомленным о положении дел на Дону и Кубани, штаб Русской армии придавал важное значение разведывательно-диверсионной деятельности на территории противника. Для организации восстаний из казачьих офицеров, оставшихся в большевистском тылу для подпольной работы, была создана «Всероссийская внутренняя и зарубежная сеть разведывательного отдела главкома на юге России господина Деникина». Общее руководство организацией осуществлял начальник агентурной части разведотдела штаба главкома Русской армии полковник В.Д. Халтулари, резидентом кубанской агентурной сети являлся офицер «Азбуки» Шевченко, донской – жандармский полковник Косоногов. Белогвардейское подполье должно было путем насаждения агентов в советских учреждениях, воинских частях и станицах к концу лета 1920 г. подготовить вооруженное выступление казаков, поддержанное десантом из Крыма53.

С июля 1920 г. группа разведчиков изучала возможность высадки белогвардейского десанта в районе города Одесса и окрестностях54.

Однако предпринятые врангелевскими спецслужбами меры были вскрыты армейскими чекистами. Еще в апреле 1920 г. начальник особого отдела Кавказского фронта К. И. Ландер в беседе с В. И. Лениным сообщил о том, что сгруппировавшиеся на Дону белогвардейцы летом готовят ряд восстаний. Имея ленинское указание подавлять их «в зародыше»,советские военные контрразведчики приступили к разработке подпольных организаций55.

Агентуре Особого отдела ВЧК Кавказского фронта удалось проникнуть в штаб Русской армии, выявить планы белогвардейского командования, раскрыть организацию и планы врангелевской разведки. По доносу бывшего морского офицера Кондратюка, ранее служившего в деникинской разведке, был арестован полковник В.Д. Халтулари. Чекисты вскрыли агентурные сети на Кубани, в Ростове, Новочеркасске. Особый отдел 9-й Кубанской армии арестовал почти всех неприятельских разведчиков, направленных на побережье Черного моря, помимо того, изъял из пределов Кубани всех офицеров и чиновников прежнего режима56. «…если бы до высадки крымского десанта не было произведено упомянутое изъятие белого офицерства и чиновничества, - докладывал особоуполномоченный ВЧК и Особого отдела ВЧК Л.М. Брагинский Председателю Реввоенсовета Л.Д. Троцкому, - нам было бы несравненно труднее справиться с десантом»57.

Согласно ранее разработанному плану, 12 августа 1920 г. командование белых приступило к осуществлению десантной операции на Кубани силами 12,5-тысячного отряда под командованием генерала С.Г. Улагая, о чем было хорошо известно противнику. Штабу Русской армии не удалось организовать объединения отрядов «бело-зеленых» и скоординировать их выступления с десантом войск. Связь оказалась крайне неустойчивой даже с «армией» генерала М.А. Фостикова, казаки которой, по данным Н.Д.Карпова, «…по-прежнему не жаловали добровольческую политику и саму Русскую армию…»58.

Расчеты штаба Русской армии на помощь со стороны казачества не оправдались, что послужило одной из причин срыва десантной операции П.Н. Врангеля, целью которой, отметим еще раз, являлся захват Кубани и Северного Кавказа, а также и развертывание широкомасштабного антибольшевистского восстания на Юге России. Другие факторы неудачной попытки белых вырваться из Крыма летом 1920 г. достаточно подробно изложены в исследованиях отечественных историков и воспоминаниях участников Гражданской войны. «Единственное, что дал нам десант, это значительное пополнение десантного отряда людьми и лошадьми, - писал П.Н. Врангель. – Число присоединившихся казаков исчислялось десятью тысячами. Это число не только покрывало тяжелые потери последних дней на северном фронте, но и давало значительный излишек»59.

Следует отметить, что деятельность спецслужб Русской армии отнюдь не сводилось лишь к обеспечению десанта. Они в полной мере осуществляли разведывательное обеспечение боевых операций, проводившихся белогвардейскими соединениями и частями.

В начале осени генералу П.Н. Врангелю стало известно, что 1 сентября Политбюро ЦК РКП (б) потребовало от Реввоенсовета Республики разгромить Русскую армию и взять Крымский полуостров до начала зимы. Главнокомандующий предпринял ряд оперативных мер, чтобы пополнить армию за счет мобилизации, а также остатков десанта генерала С.Г. Улагая и отряда генерала Н.Э. Бредова. Принятые меры позволили увеличить общую численность войск на 13 тыс. штыков и 6 тыс. сабель.Большевики на Южный фронт в это время направили свыше 68 тыс. штыков и до 21 тыс. сабель60. По данным врангелевских спецслужб, к 26 октября на Южном фронте было сосредоточено 69 тыс. штыков и 34800 сабель61.

Начало наступления советских войск намечалось на 28 октября. Однако разведка предупредила П.Н. Врангеля о готовящейся операции, и главнокомандующий приступил к отводу своих сил к Крымскому перешейку. Утром 28 октября 6-я армия перешла в наступление и сумела выйти к Перекопу, но взять его не смогла. Медленное продвижение 4-й,13-й армий, 2-й Конной армии, распыление сил 1-й Конной армии позволило основной группировке белогвардейцев уйти в Крым. В начале ноября Южный фронт ценой больших потерь прорвался на Крымский полуостров и завершил разгром Русской армии.

1 Цветков В. Ж. С. Н. Ряснянский – основоположник спецслужб Белого движения на юге России//Исторические чтения на Лубянке. 2004 год. Руководители и сотрудники спецслужб России. – Москва, 2005. – С. 62.

2 РГВА, ф. 40238, оп. 1, д. 21, л. 1- 1 об.

3 Гражданская война в СССР. – М.: Воениздат, 1980, – С. 305; Рабинович С.Иностранный шпионаж в СССР в годы гражданской войны //О некоторых методах и приемах иностранных разведывательных органов и их троцкистско-бухаринской агентуры. Сборник. – М.: Партиздат ЦК ВКПБ, 1937. http://vault.exmachina.ru/spy/14/1/

4 Остряков С. Военные чекисты. – М.: Воениздат, 1979. – С. 27-28.

5 РГВА, ф. 40238, оп. 1, д. 45, л. 46.

6 См.: Перелистывая документы ЧК. Царицын – Сталинград 1917-1945 гг.: Сб. документов и материалов. – Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1987.

7 Врангель П.Н. Записки: В 2 кн. – (http://nashastrana.narod.ru/beloedelo/vrangel2-1.htm).

8 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 59, л. 23 об.

9 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 59, л. 21, 22, 28 об.

10 Гражданская война в СССР. – М.: Воениздат, 1986. – С. 139.

11 Деникин А. И. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России. Заключительный период борьбы. Январь 1919 – март 1920. – Мн., Ханвест, 2002. – С. 54.

12 Гражданская война в СССР. – М.: Воениздат, 1980. – С. 293.

13 РГВА, ф. 40238, оп. 1, д. 50, л. 1 об.

14 Деникин А. И. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России. Заключительный период борьбы. Январь 1919 – март 1920. – Мн., Ханвест, 2002. – С. 5.

15 Деникин А. И. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России.Заключительный период борьбы. Январь 1919 – март 1920. – Мн., Ханвест, 2002. – С. 7 – 8.

16 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 51, л. 11 об.

17 Деникин А. И. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России. Заключительный период борьбы. Январь 1919 – март 1920. – Мн., Ханвест, 2002. – С. 10.

18 РГВА, ф. 39457, оп. 1, д. 228, л. 105 об, 130 об.; ф. 40238, оп. 1, д. 52, л. 20-20 об.; Деникин А. И. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России. Заключительный период борьбы. Январь 1919 – март 1920. – Мн., Ханвест, 2002. – С. 8.

19 Военная энциклопедия: В 8 томах. –– М.: Воениздат. 1994. Т. 2. – С. 483.

20 Из документов белогвардейской контрразведки 1919 г. / Предисл., подг. текста икоммент. В. Г. Бортневского // Русское прошлое (историко-документальный альманах). - Л., Кн. I. 1991. - С. 154 — 159.

21 РГВА, ф. 40238, оп. 1, д. 57, л. 42.

22 РГВА, ф. 40238, оп. 1, д. 57, л. 40.

23 РГВА, ф. 40238, оп. 1, д. 57, л. 42-43.

24 Деникин А. И. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России.Заключительный период борьбы. Январь 1919 – март 1920. – Мн., Ханвест, 2002. – С. 55.

25 Гражданская война в СССР. – М.: Воениздат,1986. – С. 146.

26 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 39. – С. 45.

27 Военная энциклопедия: В 8 томах. –– М.: Воениздат. 1994. Т. 2. – С. 484.

28 Деникин А. И. Путь русского офицера. – М.: ВАГРИУС, 2003. – С. 511; РГВА, ф. 39540, оп.1, д. 52, л. 52-52 об.

29 Какурин Н., Ковтун Н., Сухов В. Военная история гражданской войны в России 1918-1920 годов. – М., Евролинц, 2004. – С. 97.

30 Гражданская война в СССР. – М.: Воениздат, 1986. – С. 154.

31 Гражданская война в СССР. – М.: Воениздат, 1986. – С. 154.

32 Деникин А. И. Путь русского офицера. – М.: ВАГРИУС, 2003. - С. 511.

33 Военная энциклопедия: В 8 томах. – М.: Воениздат. 1994. Т. 2. – С. 484.

34 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 52, л. 42 - 42об.

35 Карпенко С. В. Гражданская война в России 1917 – 1922 гг.//История России (Гражданская война в России, 1917 – 1922): Учебно-методический модуль /Отв. Ред. С. В, Карпенко; М-во образования и науки Рос. Федерации. Рос. Гос. Гуманитарный ун-т. – М.: Изд-во Ипполитова, 2004. – С. 47.

36 Гражданская война в СССР. – М.: Воениздат, 1986. – С. 185.

37 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 52, л. 52-52 об.

38 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 52, л. 14, 29, 52 об.

39 Деникин А. И. Очерки русской смуты. Вооруженные силы Юга России.Заключительный период борьбы. Январь 1919 – март 1920. – Мн., Ханвест, 2002. – С. 247-248.

40 Какурин Н., Ковтун Н., Сухов В. Военная история гражданской войны в России 1918-1920 годов. – М., Евролинц, 2004. – С. 126.

41 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 52, л. 40.

42 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 52, л. 46 об.

43 Гражданская война в СССР. – М.: Воениздат, 1986. – С. 178.

44 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 52, л. 94 об., 113-113 об., 114.

45 РГВА, ф. 39666, оп. 1, д. 43, л. 131-131, 142 об.

46 РГВА, ф. 39666, оп. 1, д. 43, л. 137.

47 Андриенко И. Секретные службы махновской армии//В мире спецслужб. – 2004. - №1. – С. 37.

48 РГВА, ф. 39666, оп. 1, д. 43, л. 225.

49 РГВА, ф. 39666, оп. 1, д. 46, л. 165 об.

50 Русская военная эмиграция 20-х – 40-х годов. Документы и материалы. Т. 1. Так начиналось изгнанье. 1920 -1922. - М., 1998. Кн. 1. Исход. – С. 101.

51 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 71, л. 152, 164 об., 192.

52 Врангель П.Н. Оборона Крыма//Гражданская война в России: Оборона Крыма. – М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 2003. – С. 286 – 287, 307.

53 Русская военная эмиграция 20-х – 40-х годов. Документы и материалы. Т. 1. Так начиналось изгнанье. 1920 -1922. - М., 1998. Кн. 1. Исход. – С. 134.

54 См.: ГАРФ, ф. р-6217, оп. 1, д. 36.

55 Остряков С. Военные чекисты. – М.: Воениздат, 1979. – С. 77.

56 Карпов Н. Д. Трагедия Белого Юга. 1920 год. – М.: Вече, 2005. – С. 253; Остряков С. Военные чекисты. – М.: Воениздат, 1979. – С. 76 – 77; Русская военная эмиграция 20-х – 40-х годов. Документы и материалы. Т. 1. Так начиналось изгнанье. 1920 -1922. - М.,1998. Кн. 1. Исход. – С. 136.

57 Цит. по: Карпов Н. Д. Трагедия Белого Юга. 1920 год. – М.: Вече, 2005. – С. 253.

58 Карпов Н. Д. Трагедия Белого Юга. 1920 год. – М.: Вече, 2005. – С. 245.

59 Врангель П.Н. Оборона Крыма//Гражданская война в России: Оборона Крыма. – М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 2003. – С. 351.

60 Карпов Н. Д. Трагедия Белого Юга. 1920 год. – М.: Вече, 2005. – С. 301,304.

61 ГАРФ, ф. р-6217, оп. 1, д. 24, л. 326.




Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских