В начало » НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ » Силовые структуры России: старые привычки забываются с трудом


Силовые структуры России: старые привычки забываются с трудом

События в Египте, Ливии и других странах Арабского Востока вновь поставили вопрос о политической роли силовых структур. Ну, а как при таких же обстоятельствах поведет себя силовая опора нашего дуумвирата? Будут сдержаны как в Египте или, наоборот, станут «гвоздить» всех недовольных 42-летним режимом Каддафи, как в Ливии? Не исключено, что и об этом вел разговор вице-президент США Джозеф Байден с российским руководством и оппозиционерами дуумвирату. Поговорим на эту тему и мы.

2011 год резко и бесповоротно поставил в международную повестку дня вопрос о «мягкой» контртеррористической стратегии. В ней предусматривается создание широких коалиций военных с НКО-НПО при информационно-аналитическом взаимодействии гражданских волонтеров с силовыми структурами.

В России нарастает количество терактов, грозящих перерасти в массовые протесты. И здесь нельзя обойтись одним лишь увеличением количества самолетов-беспилотников (пока их вообще нет!) для заблаговременного выявления очагов протеста, как предлагает Федор Яковлев в статье «Как мы теряем Северный Кавказ».

Трудно с ним не согласиться в необходимости создания «упреждающей инфраструктуры о готовящихся терактах» на Северном Кавказе. Но почему бы не во «всей Руси Великой»? Чего там мелочиться и «напрягать» одного лишь Александра Хлопонина!

Бандподполье в Российской Федерации многолико. Оно прячется в сотнях «серых зон». Поэтому без помощи гражданских контртеррористов нашим силовым структурам с ним не справиться. И тем более не справиться со «стоящим на плечах» этого бандподполья новым терроризмом (тем, что готовится использовать компоненты ОМП).

Но как гражданам работать с силовиками без уважения и доверия? Ведь на протяжении последних 10 лет сертифицированные «защитники Отечества» все чаще становятся объектом обвинений в коррупции. Но главное – их обвиняют в военном непрофессионализме!

Рассмотрим одно из многочисленных негативных определений российского силового сектора или «силовиков»: «В сегодняшней России силовики это те, кто состоит или обслуживает правоохранительные и военизированные структуры самого различного вида – армия, МВД, ФСБ, пограничные войска, разведка, прокуратура и различные секретные службы – всего 22 структуры». И далее делается уточнение: «Силовики получают образование и практическое обучение, которые формируют мировоззрение и менталитет в целом, довольно отличные от воззрений гражданских лиц» [1].

Итак, даже в свете этих определений российский «силовой сектор» отличается от принятого в Западной Европе и Северной Америки термина «сектор безопасности».

Сектор безопасности в западных странах составляет ядро процесса демократизации, который подпитывает и защищает модернизацию общества.

В России определенные (не все!) части милитаризованных структур захватили власть для собственного обогащения за счет других слоев населения. При этом безопасность для большинства населения сократилась, но не для «избранных» слоев – они составляют 15-20% населения.

Вот почему сектор безопасности на Западе гарантирует демократизацию и модернизацию всему обществу. В России же сложился «силовой сектор», который все это гарантирует лишь «избранным сверху» слоям.

Ядро режима «силовиков» - узкий слой бывших чекистов, назначенных на ключевые посты во властных органах. Сюда относятся кадры ФСБ, бывшего КГБ, других секретных служб.

«Силовики» контролируют ситуацию в стране со своих постов в государственном и частном секторе (нередко через родственников и клиентелу) исключительно в корпоративных интересах.

Само «ядро» (там тоже есть свои клановые противоречия) сидит как в матрешке - внутри 3-х миллионного военно-профессионального сообщества. К нему относятся 1,2 млн. человек в рядах вооруженных сил (условно армии, ВВС и флота) и 1,8 млн. милиционеров (с марта 2011 года полицейских), пожарников т.п. А вокруг них существует еще 20 млн. членов семей бывших и действующих военнослужащих и работников оборонного комплекса.

Узаконенное, главным образом, неконституционными президентскими указами еще президента Ельцина, а затем президентов Путина и Медведева милитаристское «ядро» тесно связано через сослуживцев и знакомых с элитными «частными армиями», частными охранными структурами и т.п. негосударственными структурами безопасности (более 3 млн. чел.). А те надежно обслуживают (за высокую плату) интересы транснациональных корпораций, отечественного ТЭКа и меняющих своих хозяев финансово-индустриальных группировок (ФИГ). Все эти негосударственные силовые структуры насчитывают более 6 млн. человек.

Государственные и негосударственные силовые структуры до последнего времени через антитеррористические установки власти устанавливали и расширяли связи с военизированными слоями населения. В частности, речь идет о казачестве (от 5 до 7 млн. человек) и организованной в полувоенных ячейках молодежи, миллионах фанатах спортклубов и т.п.

По приблизительным подсчетам отечественный «милитариат» составляет свыше 30 млн. человек! Это мощный слой, на который дуумвират и опирается. Или думает, что опирается, обещая повысить пенсии отставным военным, аж, до 16 тыс. рублей в месяц! Большие деньги при инфляции 10%!

Напомним, что с 2001 года нефть и газ подорожали на порядок! И теперь нефтедоллары лежат в основе благополучия силовых структур России. Конечно, не всех: одни – благополучнее других. Все как у Джорджа Оруэлла в «Ферме животных».

Например, клан «питерских чекистов» и социальные группы лояльных им выходцев из «города на Неве» (артисты, менеджеры ВПК и т.п.) с 1999 года стали активно (и весьма умело!) создавать из прежде безработного и социально незащищенного «люмпен-милитариата» (через ЧОПы и корпоративные силовые структуры частного сектора) послушную им массу «людей с пистолетом».

Высокие долларовые зарплаты (и взятки за умеренность в поборах с бизнеса) шли миллионам охранников и телохранителей. Через зависимый от нефтедолларов шоу-бизнес и СМИ создавалась «гламурность», а заодно и легитимность дуумвирата.

Если президент Борис Ельцин прямо опирался на российский военный электорат, то президенты Владимир Путин и Дмитрий Медведев воздействовали на российского избирателя уже более опосредовано – через эти, а также ведомственные, муниципальные и региональные клиентелы [2].

Лично через Владимира Путина и «его» правящую партию «Единая Россия» вплоть до 2011-х годов шел отбор кадров на руководящие позиции госаппарата и силовых структур.

В октябре 2009 года к «питерской клиентеле» присоединилось 5-7 миллионное казачество. Российское правительство во главе с Владимиром Путиным после нескольких лет колебаний и проверок лояльности все же разрешило казакам «нести государственную службу» за жалование. При этом не исключались, а предусматривались традиционные льготы казакам при получении земельной и иной собственности.

Казаки же, как полагали многие российские и зарубежные эксперты, за «государевы льготы» всегда и с большой охотой поддерживали лишь авторитарные режимы, подавляя при этом демократические процессы [3]. Скандал с казацкой станицей Кущёвская в 2010 году, вроде бы, перечеркнул некоторые расчеты «питерских чекистов».

Итак, российский силовой сектор оберегает сложившийся с конца 1990-х годов авторитарный режим узкой группы «питерских чекистов». Тот пока успешно опирается на 6-миллионный контингент силовиков с оружием и встречает при опросах общественного мнения одобрение 30-миллионного российского милитариата. Он уже далеко не «люмпен», благодаря щедрой финансовой и правовой подпитке из созданного на нефтегазовых сверхприбылях Резервного Фонда и т.п. «черных касс» российской олигархии.

Время президентства Владимира Путина ознаменовалось небывалым расцветом коррупции. Взятки и слияние чиновников с бизнесом стали нормой на всех уровнях власти - федеральном, региональном, местном. Под разговоры в СМИ о борьбе с «реваншем олигархов» в России происходило стремительное обогащение новой, более могущественной олигархии из силовиков за счет россиян. С подачи Николая Патрушева 20 декабря 2000 года даже появился термин «новое дворянство», который получил негативную интерпретацию в либерально-демократических кругах России и за рубежом [4].

Бывший офицер КГБ Виктор Черкесов, занимавший высокие посты в правительстве России, сетовал на то, что «воины превратились в торговцев». Сотрудники спецслужб, оказавшиеся во власти после того, как они долго были последними в очереди «бенефициаров 90-х», начали сражаться друг с другом за вполне материальные интересы» [5].

Вывод важных активов из государственной собственности под контроль частных лиц, выкуп собственности у олигархов по баснословно высоким ценам за государственный счет, установление монополии друзей президента Путина на экспорт российской нефти, а в конечном итоге - создание «черной кассы» самого Кремля.

Таковы лишь некоторые штрихи к «портрету маслом» сложившейся при Путине криминальной системы управления страной [6].

И вот именно такую конструкцию предлагает модернизировать, а на деле «заморозить» президент Дмитрий Медведев. Этот, фактически, «консерватизм» остается лозунгом партии «Единая России» с ноября 2009 года [7]. Речь тогда шла о консервации антизападной политики «вертикали власти» при модернизации «милитариата» как своей силовой и электоральной опоры.

Однако в июле 2010 года «вдруг» президент Дмитрий Медведев призвал госаппарат к переориентации на Европу и США с Канадой для осуществления модернизации страны, а на деле – основ авторитарного правления дуумвирата в 2011-2012 годах или даже триумвирата (есть и такие расчеты) после 2012 года.

Итак, режим «силовиков» создал «свой» сектор безопасности при минимальном контроле со стороны общественности и бизнеса.

Нет надежд на закон о каком-то контроле общественности и бизнеса за сектором безопасности. Наоборот, с весны 2010 года усилилась слежка «вертикали власти» за НКО-НПО и участились репрессии против их лидеров и активистов по всей стране. А в июле 2010 года был принят Закон о дополнительных полномочиях ФСБ в борьбе с недовольными рудиментами «режима силовиков», остававшимися и при президенте Дмитрии Медведеве.

Перед растущей угрозой международного и «домашнего» терроризма у любого социума возникают насущные потребности в системе тотальной безопасности для заблаговременной защиты от новых форм экстремизма, радикализма и терроризма. Особенно ярко такие потребности в переменах проявляются на фоне беспомощности силовых структур в России. Летние пожары 2010 года выявили непрофессионализм всего российского сектора безопасности. А «шпионский» скандал в США вообще рассмешил, а потом огорчил оставшихся «в деле» нелегалов-профессионалов (им дуумвират вообще предложил пенсии по 2 тыс. долларов).

Теперь «люди в форме» в России реально охраняют покой лишь «за хорошее вознаграждение» - до 70 тыс. рублей в месяц. Такие деньги может платить лишь материально обеспеченное население (15-20%), а с остальных «стражи порядка» «просто» берут взятки.

«Хорошо оплачиваемые охранники» - это, как правило, инвалиды «первой холодной войны» или бойцы «второй холодной войны». Стремительно разбогатевшие «силовики» через подконтрольные им СМИ предстают перед российским обществом «образцами» поведения.

1990-е годы прошли под знаком «холодного мира», который многие в России приняли за разрядку напряженности с Западом. Россияне «распахнули душу», в том числе и в новом для себя Интернете. Такая открытость миру принесла материальный успех немногим, но моральное удовлетворение свободой самовыражения Интернет дал многим. Пал «железный занавес» из советских и многих постсоветских предрассудков. Наметилось движение в сторону общечеловеческих ценностей с уважением к личности, а не режиму. Но в 2000-2010-х годах представители силовых структур устремились в Сеть, чтобы изнутри контролировать русскоязычный Интернет в корыстных интересах и в ущерб миролюбию, начавшемуся было развитию у россиян.

На ряде Интернет-форумов множество стереотипных и явно заказных обвинений и проклятий в адрес Запада в целом, а США и НАТО – в частности стали «нормой жизни».

За «вторую холодную войну» выступает целая «клака силовиков» в Интернете [8]. Она призывает к новым виткам гонки вооружений под предлогом борьбы с терроризмом и его якобы спонсорами из ряда западных стран. В итоге российские силовики получили от дуумвирата огромные ресурсы для модернизации.

К 2011 году российские военные, спецслужбы, но особенно МЧС и МВД достигли в этом определенных успехов. Насколько такая модернизация хороша для всемирного контртеррористического сообщества? Ведь подъем производства товаров и услуг в непроизводительной сфере безопасности тормозит экономическое, социальное и демократическое развитие России [9].

Через «партию власти» прошли многие действующие и бывшие военнослужащие, в основном, из спецслужб. И теперь изнутри этого нового «ордена меченосцев» они контролируют политическую и даже экономическую жизнь российского общества. Хотя и признают, что еще многое предстоит сделать для укрепления своей бюрократической «вертикали власти».

Эту властную структуру российские политические аналитики назвали феодальным слиянием бюрократизма и милитаризма. В этом сущность «вертикали власти», тормозящей процессы демократизации и модернизации России. В частности, российский политический аналитик Андрей Пионтковский убежден, что Россия «управляется преданными врагами свободы». Он предупреждает о «могучем и широко распространенном» на Западе непонимании России. «Эта система возникла не на пути к постиндустриальному открытому обществу, - утверждает он, - а на пути к феодализму, когда сюзерен распределяет землю, но может в любой момент забрать ее обратно у вассалов. Единственная разница лишь в том, что господин Путин распределяет и забирает обратно не землю, а газовые и нефтяные компании» [10].

До последнего времени частный сектор и третий сектор (сообщество неправительственных организаций) находились под тяжелым прессом старых и новых олигархов, тесно сплотившихся вокруг чекистской «вертикали власти». Последняя представляла собой элементарную иерархическую административную структуру из аппаратов кремлевской администрации и российского правительства во главе, соответственно, с Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным.

Эти «лидеры» не имеют широкой поддержки населения, которое не доверяет также и российскому силовому блоку, но особенно МВД: в частности, 67-68% не доверяют МВД, а более 80% считали эту силовую структуру неэффективной [11]. Хотя с 1 марта 2011 года власть переименовала милицию в полицию, эффективность этой структуры пока не повысилась. Она и не может быть повышена без поддержки населения.

Тогда остается «правящая партия» как основа благополучия дуумвирата? Как полагают социологи ВЦИОМа, «…если «Единая Россия» будет продолжать исповедовать идеологию стабильности, «не очень интересную, не особо вдохновляющую и возбуждающую» те группы населения, которые будут доминировать через 10-12 лет, то она рискует стать «партией прошлого», которая ориентируется только на пенсионеров и бюджетников» [12].

Следовательно, только милитаризованные организации в России составляют «опору» дуумвирата. Но они-то разбиты на три сектора «национальной» безопасности.

Первый включает в себя МВД, армию и иные силовые министерства и ведомства для удовлетворения федеральных потребностей в безопасности правящей власти, действующей от имени «всего населения». В этом секторе «безопасности» население «прессуется» катком взяток многочисленными отрядами силовиков, обслуживающими «вертикаль власти». К 2011 году возникла «вертикаль взяток»: сам такой «каток» оценивался только в 2008 году в 300 млрд. долларов в год. Сегодня размер взяток, по меньшей мере, удвоился, а под него по-прежнему попадают миллионы вынужденных «взяткодателей» [13].

Такой тип отношений «армии и общества» (civil-military relation) абсолютно неприемлем для стран Запада. Поэтому в современной России «силовой сектор» нельзя отнести к сектору безопасности по западным стандартам или к общенародной смычке «армии и народа» советских времен.

Второй сектор «национальной» безопасности составляют так называемые элитные вооруженные части и обслуживающий их гигантский аппарат самых различных секретных разведок – финансовой, политической, конфессиональной, антитеррористической и т.п. подразделений спецслужб.

Профессиональный уровень этих «элитных войск», разведок и спецслужб по типу опричнины (с отторжением в свою пользу имущества репрессированных - владелицы компании «Властелина», жены бывшего мэра Москвы и т.п.) и якобы «преторианской гвардии» авторитарного режима весьма сомнительный. Постоянно возникают скандалы в связи с их деятельностью. И к «элите» у широкой общественности доверия уже давно нет.

И, наконец, третий сектор национальной безопасности представляет собой «частные охранные предприятия» и целые армии охранников, нанятых крупными частными и полугосударственными корпорациями.

От каких террористов или экстремистов всем им нужно охранять своих «боссов» - у них нет однозначного понимания. Как, впрочем, у самого российского социума нет единого подхода к тому, как «предотвращать террор» или даже что такое «контртерроризм». В СМИ и научных кругах идет постоянное смешение контртерроризма с антитеррором, например, на примере «умиротворения» Кавказа.

Спецслужбы внимательно следят за процессами в бюрократической машине «силового сектора». Они искусно манипулируют растущими разногласиями между военными первого сектора и второго сектора «национальной» безопасности, с одной стороны, и между военной и гражданской бюрократией, с другой.

Выдвижение бывшего разведчика на пост президента в 1999 году президентом Борисом Ельциным гарантировала «наследнику трона» по Конституции 1993 года иммунитет от любого уголовного преследования в России. Вот почему примеру подполковника КГБ Владимира Путина вскоре последовали многие другие выходцы из спецслужб. Бывшие чекисты во власти рассчитывали по закону долго оставаться вне судебного разбирательства, что бы они ни вытворяли.

Между тем президент Дмитрий Медведев в 2010 году существенно сократил список лиц, допущенных к государственной тайне и «ограниченных в своих конституционных правах» (фактически от гражданского контроля) с 49 человек (2000-2005 гг.) до 19 человек [14].

Забавно отметить, что с 1994 года список «засекреченных» государственных бюрократов возглавлял министр РФ по атомной энергии, затем в 2008 году - руководитель Администрации президента РФ (по указу президента РФ от 8 апреля 2008 г. № 460), а в 2010 году председатель правительства РФ Владимир Путин стал в списке № 1.

С осени 2004 года действуют многочисленные общественные палаты и комиссии при президенте и силовых министерствах. Они призваны «корректировать» непродуманные планы и малопродуктивные действия президента и его силовых министерств. Ведь силовики у власти, как отмечается выше, обладают неприкосновенностью за свои ошибки.

Такая «общественность» стала псевдодемократическим фасадом многочисленных авторитарных структур по всей России. В народе и самих властных структурах эти палаты и комиссии насмешливо прозвали «общественными палатками».

Между тем время перемен в парадигме национальной безопасности наконец-то пришло! Даже сами члены общественных палат признают необходимость своей замены другими формами самоуправления и самообороны на пути эффективного противодействия терроризму и экстремизму. Первые шаги в этом направлении были сделаны осенью 2009 года в Ингушетии и Дагестане. Но на процесс формирования «снизу» систем общественной безопасности «надавили» федеральные войска. В итоге весь Северный Кавказ вспыхнул колоссальным ростом терактов в 2010-2011 годах. Президент Дмитрий Медведев осенью 2009 года поддержал третий сектор России. И тот ответил ему взаимностью. Теперь очередь за силовыми структурами, которые также должны перестроиться с прежней «волны», которую они «катили» на США, НАТО и мятежный Кавказ. Настало время "танго" силового и третьего сектора - ведь этот танец танцуют двое. Ничего, что раньше не получалось - научатся!

Вице-президент США Джозеф Байден на встрече 10 марта со студентами МГУ мудро заметил: «Old habits die hard», понимая, что вторая перезагрузка отношений США с Россией пойдет трудно, «зависая» из-за старых привычек обеих сторон подозревать всех и вся. Так и с силовыми структурами - не стоит их заранее «списывать со счетов» демократического процесса и модернизации, за которыми будущее России до и после 2012 года. Да, старые привычки холодной войны забываются с трудом, но ведь забываются!

ПРИМЕЧАНИЯ

1. URL: http://www.iea.ru/article/siloviki_model/10_11_2007.ppt

2. О спорах клиентелы «верхов» о возможном «триумвирате» к 2012 году пишет Владимир Прибыловский «Устройство современной российской власти». URL: http://ratibor59.livejournal.com/305574.html. На борьбу кланов внутри клиентелы указывает Глеб Павловский «Наталья Тимакова - новый лидер медведевцев в Кремле». URL: http://rusprin.info/press/politics/power/natalya_timakova___novyi_lider_medvedevcev_v_kremle/.

3. В Совете по делам казачества при Президенте РФ комиссию по делам государственной службы возглавил первый заместитель министра МВД генерал-полковник Михаил Суходольский. Хотя данные новшества относятся больше к реестровому казачеству и пути их реализации будут проходить длинные бюрократические коридоры всевозможных инстанций, есть надежда, что казачество сможет не только восстановить свои традиционные функции, но и стать активным сегментом построения российского гражданского общества «в патриотическом понимании этого термина», как утверждал атаман Союза Казачьих Войск России и Зарубежья, депутат Государственной Думы Виктор Водолацкий. URL: http://www.nacbez.ru/security/article.php?id=2763.

4. Одновременно в конце сентября 2010 г. в США и Великобритании вышла в свет книга российских журналистов Андрея Солдатова и Ирины Бороган «The New Nobility. The Restoration of Russia’s Security State and the Enduring Legacy of the KGB» («Новое дворянство»).

5. Михаил Шевелев. Дворянство, которого не было. URL: http://www.svobodanews.ru/content/article/2171356.html.

6. «Черная касса» Кремля не находятся в Кремле: деньги разбросаны по зарубежным счетам. «Излишки» нефтедолларов направляются туда с согласия федеральной власти. Например, с сентября 2010 года по март 2011 года из России «утекло» 40 млрд. долларов. Лишь в январе 2011 года, как спокойно свидетельствует Центробанк России (!), из российских программ модернизации и поддержки малого и среднего бизнеса были выведены 13 млрд. долларов. – «Куда уходят деньги». URL: http://www.flb.ru/info/48583.html.

7. URL: http://www.polit.ru/news/2009/12/01/nper.popup.html

8. О целях «клаки силовиков» в Интернете свидетельствует диалог на сайте о последствиях для Крыма и Украины войны России с Грузией в августе 2008 года: «Одновременно с подготовкой резни в Крыму есть информация о контактах лиц в руководстве ФСБ, ГРУ и ВС с американцами…, такое впечатление, что они что-то координируют. В принципе - новая холодная война в их общих интересах. Наш ВПК ностальгически вздыхает по своим тучным коровам в СССР». URL: http://www.left.ru/2008/9/burtsev178.phtml.

9. О повышенном внимании российской власти к вопросам безопасности см. положения Стратегии национальной безопасности до 2020 года. URL: http://archive.kremlin.ru/text/docs/2009/05/216229.shtml

10. См. URL: http://www.rferl.org/archive/The_Power_Vertical/latest/884/884.html. Приводятся также данные о более 300 миллионах долларов, которые в 2008-2009 гг. ежегодно платились в России в виде взяток. Это – десятикратное увеличение с 2001 года.

11. URL: http:// www.svobodanews.ru/content/article/1873692.html

12. URL: http://wciom.ru/novosti/v-centre-vnimanija/publikacija/single/12783.html

13. В 2008 году средний размер взятки составлял 8000 рублей, а к осени 2009 года - 27000 рублей. А общий объем взяток превысил 30 млрд. долларов. По данным неправительственной организации «Transparency International», в 2007 году только 17% россиян давали взятки, а в 2009 году – уже 27% респондентов сообщили, что были вынуждены давать взятки. URL: http://www.newsland.ru/News/Detail/id/434838/cat/42. Читатель может сам подсчитать размер «катка взяток» в 2011 году, исходя из того, что средний размер взятки и коммерческого подкупа в России превысил 61 тысячу рублей. URL:http://www.krasrab.net/index.php?option=com_content&view=article&id=14619:c-61-&catid=58:finans&Itemid=416. Это средний ежемесячный заработок чиновника.

14. Распоряжения Президента РФ от 17 января 2000 г. № 6-рп и от 15 января 2010 г. № 24-рп.

Владимир ЛУКОВ, генеральный директор Центра контртерроризма


Рекламные объявления:
ООО ЧОП "АЛЬФА-Б" работающее на рынке охранных услуг более 10 лет в связи с расширением клиентской базы приглашает охранников на постоянную работу на объекты в городе Москве и ближайшем Подмосковье.
Телефон: 8 (499) 766-9500
www.alpha-b.ru
Поиск Яндекс по сайту
Внимание! Результаты откроются в отдельном окне!

Отправить заявку на рекламу

 
Rambler's Top100
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл ФС77-23889 от 31 марта 2006 г.

Адрес редакции: 119034, Москва, Хилков пер., 6
тел: +7 (499) 766-95-00 | Email: info@chekist.ru
© 2002-2013
Союз Независимых Cлужб Cодействия Коммерческой Безопасности
*Перепечатка материалов допускается только с указанием активной ссылки на сайт www.Chekist.ru
*Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов
Реклама:
Написать письмо в Редакцию
Разработка сайта:
Студия ИнтернетМастер

Поддержка сайта:
НПП ИнтернетБезопасность


Создание Сервера: В.А.Шатских